Нужно ли нам национальное телевидение?

05.08.2016 11:35 5 416

На этот и другие вопросы ответил Алан Диамбеков, Член Союза журналистов России, директор ГТРК «Алания» в 2009-2010г.

— Нужно ли нам национальное телевидение?
— Однозначно — да. Говорил об этом еще на парламентских слушаниях по республиканскому телевещанию в 2010 году, убежден в этом и сейчас. Я бы даже сказал, что мы несколько припозднились. Собственные вещательные компании в разных юридических формах уже есть практически у всех национальных республик, входящих в СКФО. Наличие такого ресурса, способного вещать через спутник и не ограниченного временными отрезками и особенностями редакционной политики партнерского федерального канала, дает принципиально иные возможности для республики во всероссийском и даже внероссийском медийном поле.

— Реально ли успеть все к началу 2017 года?
— «Всё» — не реально. Если под «всем» понимать и выход на спутник. Но, насколько я знаю, так задача и не стоит. Начать же регулярное вещание в интернет — возможно. При определенном приложении серьезных усилий и удачном стечении обстоятельств.

— Каково должно быть соотношение осетиноязычных и русскоязычных программ?
— Все зависит от этапов. Полагаю, что республиканские власти хотели бы приоритета осетиноязычного вещания с первых же дней, но считаю это ошибкой. Задача национального телеканала не просто в том, чтобы занять пока небольшую нишу спроса на передачи на осетинском, но и в том, чтобы ее существенно расширить. Такой проект обязан на первом этапе увлечь массового зрителя, в большинстве своем русскоязычного, а уже после этого, постепенно, за счет интересных творческих идей, изменять пропорции в сторону осетиноязычных программ. Полагаю, что соотношение 30 на 70 в пользу русского в первый год, 50 на 50 во второй и 60 на 40 в пользу осетинского на третий год вещания было бы хорошим показателем. Если, конечно, телеканал нужен нам в том числе и как профессиональный медиапроект, а не только как элемент национального самосознания.

— Сможет ли проект стать самоокупаемым?
— Нет. И не должен к этому стремиться. У национального телевидения иные задачи, уверен, это понимает и потенциальное руководство канала и действующее руководство республики. Со временем, часть бюджета могли бы покрывать доходы от рекламы, но не думаю, что они превысят 20% требующихся на содержание средств.

— Чем заполнять 24 часа вещания в сутки?
— Прежде всего — прямым эфиром. Это самый оперативный, самый интересный для зрителя и, в то же время, самый дешевый в производстве вид телевизионной продукции. Различными шоу в разговорном жанре — это самый «длинный» в хронометражном смысле формат, и именно его сейчас не хватает на местном телевизионном поле. Новостями. Ну и, конечно, не обойтись без покупного контента, часть которого можно постараться продублировать на осетинский язык. Цифра 24 часа в сутки обычно пугает всех инициаторов региональных проектов, кто выходит на тропу круглосуточного вещания, но именно по этой причине мало кто с нее сошел. Во всяком случае, некоторые наши соседи, гораздо менее искушенные в вопросах телевизионной индустрии, эту проблему решили.

— Почему то же самое нельзя было сделать на базе ОСЕТИЯ ТВ?
— Понятия не имею. И можно было, и нужно было. Полагаю, что решение о закрытии ОСЕТИЯ ТВ носило политический характер и не имело ничего общего со здравым смыслом. Десяток человек с небольшими зарплатами, которые могли бы остаться там работать и продолжать создавать продукт для интернета, не нанесли бы материального ущерба для республики. Но сейчас у нас был бы костяк телевизионщиков, находящихся в хорошей форме и готовых к решению новых задач без раскачки. В общем, это было ошибкой и я рад, что она может быть исправлена.

— Кто мог бы возглавить национальное телевидение?
— Менеджеров, способных «поднять» медийный стартап в Осетии — единицы. Двуязычный стартап — еще меньше. Уверен, что рассматриваемая на должность руководителя кандидатура Эльбруса Дзабиева — это оптимальный вариант. Яркий журналист, опытный управленец, порядочный человек с безупречной репутацией. По-моему, именно то, что нужно!

— Как долго просуществует проект и не повторит ли он судьбу ОСЕТИИ ТВ?
— Сложно сказать, как будет, поэтому скажу, как должно быть. Проекты государственной и национальной значимости не должны зависеть от конкретных фамилий чиновников, занимающих определенные кресла в данный исторический отрезок времени. Осетия переживет всех чиновников. И национальное осетинское телевидение, как проект государственной всенародной значимости, родившись однажды, должно существовать всегда. По мне, так это очевидно.

Интервью провела журналист Тамара Бунтури